Сентябрь 19, 2018, 6:10
Главная / Дети / Таксисты против детей (7 фото)

Таксисты против детей (7 фото)

Да нет, конечно же, таксисты не против детей в принципе. Они против взрослых, которые должны следить за этими детьми, контролировать их и хоть как-то воспитывать.

О чем же пойдет речь? Дело в том, что не так давно по работе мне с напарником пришлось провести почти две недели в одной крупной службе такси, налаживая им систему автоматизации. За это время я наслушался от таксистов, приходящих на полчасика отдохнуть в диспетчерскую и попить чаю, такого, что пересказывать можно долго. Но больше всего меня удивило, что кроме традиционной ненависти к пьяным (1 место), кидалам (2 место) и скандальным бабам (3 место), таксисты крайне негативно отзывались о детях и их родителях. Раньше я как-то не думал, что есть такие проблемы с детьми, но попросил рассказать поподробнее и на меня вывалили кучу историй. Некоторые из них я и пересказываю. Напомню, все дело происходит в крупном российском городе, в крупной службе такси, которую, естественно, меня просили не называть.

Сергей Петрович, 62 года. В Такси 8 лет. Рассказывает про одну девушку с ребенком. У него это наболевшее, и знает он ее теперь уже очень хорошо. Для пояснения: дело происходит в крупном городе, и есть небольшие чахлые пригороды, куда автобусы перестают ходить довольно рано. Доехать туда после определенного времени можно только на такси, альтернативы нет. Причем, как и в любом городе, есть точки, где возвращающиеся в пригород на машине подбирают попутчиков и где стоят те, кто хочет вернуться домой на попутке. Люди там обычно одни и те же, все примерно знают друг друга. Но народу всегда больше, чем попутных машин, поэтому часть уезжает на такси. В такси, опять-таки, есть люди, которые ездят на подобные заказы (кому-то они не нравятся, кто-то не против). Вот Сергей Петрович постоянно и ездил в один из пригородов, у него квартира как раз рядом с такой точкой была. Он ставил машину, шел домой покушать-отдохнуть, все-таки 62 года, как молодой крутиться не может, а при вызове сразу спускался и моментально подскакивал на точку. Дальше сама история. Кидает ему диспетчер поездку, Сергей Петрович быстренько рулит на точку. Время позднее, после 23.00. В машину садится девица с ребенком лет шести. Очень недовольная. Бурчит, что всегда на попутках ездила, а тут почему-то нету (странно, в 23.00 и попуток нету, а ничего, что они уже в 21.00 – редкость?) и приходится вызывать ваше дорогое такси. Дорогое – не в смысле, что вы нам дороги, а что вы обдираете как липку. Кстати, нельзя ли подешевле? На что таксист резонно замечает, что едет по счетчику и денег должен сдать ровно столько, сколько натикает. Ну лана, ну лана, паехали, — цедит девица сквозь зубы. Сама она садится на переднее сиденье и утыкается в телефон, а ребенок сидит сзади. До пригорода минут 30 ехать, Сергей Петрович, не ожидая ничего плохого, спокойно двигается в нужную сторону и вдруг слышит сзади подозрительные звуки. Оглядывается назад – ребенок старательно дергает карман на чехле кресла, пытаясь его оторвать. А это все равно что дергать таксиста за душу, причем за самое чувствительное место, которое где-то в районе кошелька.

— Слушайте, у вас там ребенок сейчас мне чехол порвет, — говорит Петрович, стараясь быть спокойным.

Мамаша, даже не оборачиваясь назад, кричит что-то вроде «Вадиксядьспокойнотыдосталужедебил» и снова утыкается в телефон, у нее там бесконечная переписка в ватсапп.

Через минуту сзади опять доносятся подозрительные звуки. Сергей Петрович оборачивается и натыкается на угрюмый взгляд Вадика, который с бесконечной скукой и какой-то брезгливостью в глазах пытается дотянуться до ручника. Девица снова орет «Вадиктызадолбалсядькорочеровно» и полминуты ребенок никак себя не проявляет. Потом Сергей Петрович с удивлением слышит, как ревет мотор и подскакивают обороты – Вадик дотянулся-таки, дернул за рычаг переключения передач и вырубил третью. И так всю поездку. То Вадик крутит ручку и открывает окно (на улице зима), то пытается открыть дверь (заблокировали), то начинает бить ногами по спинке кресла (мамаша даже не обращает внимания). Девица орет, Вадик ненадолго замирает, а потом все по новой. Пытаясь уследить за ним, Петрович чуть не слетел с дороги. В итоге, когда прибыли на место, девица кое-как наскребла нужную сумму, ныла, что слишком дорого и она рассчитывала подешевле и ушла, недодав десятку – типа больше нету, делайте что хотите.

Сергей Петрович, с облегчением выдохнув, пошел взглянуть, что же там сзади осталось после ребенка. И обнаружил:

— выломанную ручку двери (оказывается, она не так прочна, если ее дергать со всей дури),

— оторванный карман на чехле (все-таки Вадик осилил),

— прилепленные куда попало жвачки, которые у Вадика, видимо, были с собой, и которые он жевал и лепил куда придется – на потолок, под сиденье…

— Вадик отогнул накидку на заднее сиденье и чем-то острым расковырял его до набивки,

— ну и по мелочи, что там еще может сделать за 30 минут ребенок, у которого шило в попе – все изгваздал, накидал фантиков, наплевал кругом, в общем, милая картина.

Сергей Петрович в легком шоке возвратился домой, привел в порядок машину, поведал эту печальную историю диспетчеру и подумал, что все на этом и кончится. С этой же точки он точно также возил людей в пригород каждый день, но девушка с Вадиком ему больше не попадалась. Однако примерно через неделю, получив заказ на пригород, он снова увидел ЕЕ. И Вадика!

Сергей Петрович вышел из машины (Вадик в это время стоял рядом с мамашей и сосредоточенно пинал дверцу), аккуратно убрал Вадика от дверцы и объяснил девице, что не повезет их, перечислив все нанесенные Вадиком повреждения и то, как он их устранял. Девица сильно удивилась и стала верещать, что будет жаловаться, заказ принят и его надо выполнять. Позвонили диспетчеру, которому Петрович напомнил по ситуацию недельной давности и уточнил, что если служба такси согласна устранить повреждения после поездки с неадекватной мамашей и ее неконтролируемым ребенком – пожалуйста, он повезет. Само собой, диспетчер отменил заказ. Поскольку Петрович уже стоял на точке, он так и остался там стоять в ожидании нового заказа. Девица стала названивать в другие службы такси. Сидя в машине, Петрович слышал, как она ругается – видимо, никто не хотел везти. Вероятно, девушка была хорошо известна таксистам и никто не горел желанием портить машину. Наконец, она дозвонилась с другого телефона, подъехало такси, и начался скандал – таксист орал, что он ее больше не повезет и ее чиканутого пацана тоже, потом хлопнул дверцей и свалил. Попуток не было, время опять позднее. По-прежнему зима. Девица обзвонила, вероятно, все такси и тупо застыла, не зная, чего делать дальше. Потом все-таки пошла переговорить с Петровичем. Стала уговаривать довезти ее, ведь ребенок мерзнет и на часах уже пол двенадцатого. Петрович долго не соглашался, потом подумал и поставил условие: мамаша садится с ребенком сзади и следит за ним всю дорогу, развлекает его, чтобы он машину не трогал. Сумма за проезд примерно известна, так вот, чтобы потом на месте не было никаких споров и Петрович был уверен, что машина не пострадает, а сам он получит все полностью – девица отдает ему заранее всю сумму за проезд и такую же сумму как залог. Доезжают до места, Петрович проверяет машину. Если все в порядке, возвращает залог. Если опять что-то испорчено, залог остается у него, потому что ему это исправлять, блин! За свой счет! И дальше было бы матом, но Петрович сдержался при ребенке. Девица была возмущена до глубины души, назвала Петровича разными нехорошими словами (не сдерживаясь при ребенке, видимо, потому что ребенок был ее, а при своем можно). Он пожал плечами, вернулся в машину и посидел еще какое-то время. Ближе к двенадцати Петрович собрался уезжать, заказов не было. Тут девица кинулась к нему, стала извиняться и согласилась на его условия, понимая, что других шансов вернуться к себе в пригород сегодня ночью у нее не будет. Петрович взял у нее деньги за проезд + залог, усадил их с ребенком на заднее сиденье и поехал тем же маршрутом. И что же? Девица всю дорогу занималась ребенком – чего-то показывала ему в телефоне, отвечала на его глупые детские вопросы типа «А почему у машины на жопе красные фонарики?», аккуратно складывала в сумочку бумажки от конфет и пожеванную жвачку, он ей показывал какого-то ободранного трансформера, в общем, ничего особенного, но…

В конечной точке Петрович вышел посмотреть состояние машины. В радиусе поражения ребенка все было цело! Оказывается, нет никакой проблемы занять мальчика 6 лет на полчаса, если мамаша этого хочет. И это еще не все.

Петрович глянул на Вадика и у него челюсть чуть не отвисла – Вадик улыбался и вообще выглядел как вполне нормальный мальчик. Вероятно, он просто пытался привлечь внимание своей дебильной мамаши, а уж каким способом – ну так извините, что может придумать 6-летний ребенок, которым никто не занимается?

В общем, Петрович вернул ей залог, уехал и с тех пор иногда возил девицу в пригород. К нему она стала сразу садиться вместе с ребенком сзади и всю дорогу общалась с Вадиком, что-то читала ему, показывала замурзанную книжку, в общем, занималась пацаном как могла.

Петрович, когда рассказывал, не смог толком сформулировать, но высказался примерно в том смысле, что ему кажется, вроде бы, ну, что для мальчика эти поездки на машине – единственная возможность, чтобы мама с ним пообщалась и хоть как-то обратила на него внимание.

Еще один случай с тем же самым Петровичем и тоже связанный с ребенком, и тоже поездка в тот же пригород. Садится к нему в машину суровая женщина лет тридцати пяти, с девочкой, а девочке 3-4 года и она довольно болезненная, видно, что ей нехорошо. Петрович говорит – слушайте, у вас девочке плохо, я же вижу… вы понимаете, ее надо врачу показать… Женщина резко отвечает – не твое дело, ты баранку крути, я с дочкой сама разберусь, она пережрала сладкого, только и всего, поделом ей, не будет жадничать, пусть помучается теперь, в следующий раз припомнит, как не надо делать.

Петрович ей объясняет, что девочке по дороге может стать плохо, она аж позеленела, а ехать 30 минут, может и больше, дорога плохая, все занесло. Можно и за час не добраться. Что делать, если ребенку станет плохо? А если у нее отравление? Там на полпути больницы нет. А если ее вырвет, она же всю машину уделает, тоже мало приятного. Может, лучше в больницу все-таки, а?

Женщина смотрит на Петровича как на вредное насекомое – уничтожающим взглядом с оттенком дихлофоса и вдалбливает ему, чтобы он тупо ехал, а не п.…л, со своей дочкой она разберется сама и сама решит, нужно ей в больничку или нет, а на мнение водилы ей плевать. Пошел!

Чувствуя уже, что поездка будет не из лучших, Петрович все-таки поехал – девочке же плохо, ее жалко, а мать… ну, какая есть. Проехали минут десять, выбрались из города, дорога заметена, машина дергается, раскачивается, женщина начинает орать – вы что, не видите, дочке плохо? Поезжайте медленнее и ровнее! Петрович красноречивым жестом показывает на дорогу – вы видите, какая дорога? Я что, волшебник, чтобы сделать ее ровной? Метель, блин, мадам! Погодные катаклизмы!

Едут дальше. В машине работает печка, чтобы стекло не замерзало. Женщина орет – вы что, не видите, дочке плохо, в машине жарко, сделайте печку поменьше! Петрович в ответ уже на нерве объясняет, что печка дует на стекло, а кругом метет и если стекло не продувать горячим воздухом, оно мигом замерзнет и вообще не будет ничего видно, а значит, и поехать они никуда не смогут – вслепую как ехать? Метель, блин, мадам!

Едут дальше. Девочка сзади начинает издавать странные звуки. Петрович понимает, что сейчас ее вырвет и говорит об этом матери. Мать поворачивается, пренебрежительно машет рукой – подумаешь, так ей и надо, сейчас поймет, что зря обожралась торта. Так ведь она мне машину уделает! – орет Петрович, пытаясь выбрать место, где вы съехать на обочину. Ты про свою сраную машину думаешь больше чем про ребенка?! – орет женщина в страшном гневе. Пока они орут, девочку вырвало. Смотреть назад Петрович не решается – ясно, что там все уделано. Ехать еще минимум полчаса. В машине отвратительный запах. Девочку рвет еще дважды. Предусмотреть это невозможно – девочку рвет неожиданно. Кстати, ей все хуже и хуже. Поэтому, когда они въезжают в пригород, Петрович направляется в приемный покой, а не по адресу. Женщина рвет и мечет – какого черта он не везет их домой? В приемном покое врачи подхватывают девочку, которая уже почти теряет сознание, а несет ее туда Петрович, весь вымазавшись в рвоте, потому что мать девочки бушует и буквально корчится от негодования – зачем он тащит дочку в больницу, это ее ребенок и ей решать, куда его везти! Врачи хвалят Петровича – молодец, довез, у ребенка острое отравление (ну, может, торт был несвежий), еще бы немного и дело кончилось совсем скверно. Давайте мы запишем ваши данные, вы же отец? Нет, говорит Петрович, я таксист, а вот ее мать – ну та, которая орет, что зря привез. Конечно, врачам хочется открутить матери голову, но они сдерживаются. Мать тем временем разоряется, что Петрович привез их не туда, а значит, оплачивать поездку она не будет. Махнув на все рукой, Петрович возвращается в машину, стараясь не смотреть назад. По приезду домой полночи возится, отмывая салон. Потом сдает в мойку, но запах все равно есть. В итоге приходится менять чехлы ну и там по мелочи, часть обивки.

Зато, блин, девочку спас… наверное. Во всяком случае, не загубил.

Юра, 25 лет, подрабатывает в Такси. Живет как раз в пригороде (но в другом, не там, куда ездит Петрович), поэтому, возвращаясь домой, берет попутчиков – по недорогой цене, именно как попутчиков, а не как такси. Старается больше не брать пассажиров с детьми в принципе. Обычно процесс посадки выглядит так (в машину помещается, напомню, 4 человека, с каждого попутчика плата ну, скажем, 50 рублей):

1. Итак, в машину сел пассажир на переднее сиденье, еще один на заднее. Садится девушка, с ней ребенок. Девушка сажает его на заднее сиденье рядом с собой, закрывает дверцу. Все, говорит, поехали.

— Девушка, у меня в машине 4 места, вам придется заплатить за ребенка и за себя.

— Как?! За ребенка?! Да вы с ума сошли! За ребенка нигде не платят, он маленький, ему всего пять лет!

— Девушка, это не автобус и не маршрутка. У меня в машине 4 места, я везу 4 человек и с каждого по 50 рублей. Посчитайте сами. Раз ваш ребенок занимает место, вам нужно за него заплатить, как за любого другого пассажира. Все, не обсуждается!

Фыркнув, девушка выскакивает из машины.

2. Девушка садится на заднее сиденье за водителем, ребенка сажает себе на колени.

— Девушка, извините, у вас на коленях сидит ребенок, он будет ногами пачкать мне чехол на кресле, а может и порвать.

— Ну и что мне делать? Это же ребенок! Я могу его повернуть ногами вбок!

— Тогда он будет ногами пачкать человека, сидящего в центре. Думаете, он на это согласится? У вас есть только один вариант – сесть в центре и посадить ребенка на колени так, чтобы его ноги находились между креслами. Тогда он никому не помешает и ничего не испачкает.

— Но там же самое неудобное место!

— Ну а я что могу поделать? У вас ребенок, не у меня…

— Ну и водитель, никакого уважения, пойдем, маленький, это плохой дядя, сядем в другую бибику…

3. Девушка садится на переднее сиденье, ребенка сажает к себе на колени.

— Девушка!!! Вы рехнулись? Вы знаете, что ребенка даже сажать на переднее сиденье нельзя? Да меня первый же полицейский остановит! Вы за меня штраф платить будете?! А если авария? Его же выбросит через стекло!

Девушка спускает ребенка на пол и ставит его между коленей:

— Ну вот так, он же маленький, никто не заметит.

— Девушка!!! Нельзя так возить детей! Любое резкое торможение и он воткнется в бардачок! Вы же мне потом голову оторвете, да еще и в суд подадите, что я вам ребенка покалечил. Нельзя так! Нельзя!

— А давайте я его на колени посажу и пристегну вместе с собой…

— Да нельзя так!!! Выйдите из машины! Выйдите, я говорю! Другому водителю такое предложите, я посмотрю на идиота, который согласится.

4. Садится девушка с тремя детьми. Сама на переднее сиденье, дети назад.

— Девушка, вы же понимаете, вам придется платить за 4 места.

— Ну, это же дети… Как же так? Мне за всю машину, что ли, платить?

— Ну и что, что дети? Я беру 4 попутчиков, с каждого 50 рублей, итого 200 рублей. Вы мне хотите заплатить только за себя – 50 рублей. Зачем мне это нужно? Объясните, почему я должен везти ваших детей бесплатно?

— А давайте вы возьмете еще 3 человека и они их на колени возьмут…

— Да..! Блин..! Чтоб вас..! Идите, ждите другую машину!

5. Парень, на груди пристегнут ребенок (как это сейчас модно, в такой сбруе), совсем маленький, ну очень, даже сложно сказать, сколько ему. Садится на переднее сиденье.

— Нет, нет. Нельзя с ребенком на переднее сиденье, да еще и ребенок у вас на груди, вы как пристегиваться собрались – прямо по нему? Я буду тормозить, его раздавит, вы понимаете?

Садится назад молча.

— С ребенком все в порядке? Нам ехать 40 минут, а ребенок у вас очень маленький. Проблем не будет? Знаете, как с ним справляться?

— Ну, да… — неуверенно отвечает парень, — Вроде знаю…

Ну ладно. Только отъехали, проехали сто метров, ребенок описался, закричал, парень вертится на заднем сиденьи, пытается найти в карманах подгузник, соска выпала, он ее вытаскивает из-под ног, сует в рот ребенку, ребенок орет, один из пассажиров выходит, другой тоже собрался назад на точку пойти, подождать другую машину…

— Ладно, все, выходи. Извини, не повезу. 40 минут ехать в таком аду, да и вся машина пропахнет – нет, спасибо. Извини, доедь с кем-то другим.

Равиль, 27 лет. В Такси 3 года. Мусульманин. Для пояснения: это такой очень, очень вежливый парень, ну вы наверняка с такими сталкивались, который никогда ни на кого не повысит голоса, привык уважать старших, у него самого двое детей, и детей он любит. На стекле у него висит такая штука с изречениями из Корана, четки и все такое прочее.

Итак, к Равилю в машину садится благообразный мужчина с длинном одеянии (не силен в этом, не знаю как называется), с бородой, в такой шапочке, т.е. тоже мусульманин. Очень вежливо здоровается, в ответ такое же вежливое приветствие от Равиля (я переписал почти дословно), дальше обмен приветствиями.

— Салам алейкум!

— Ва алейкум ассалам!

— Ва алейкум ассалам ва рахматуллахи! – и так далее.

Какой вежливый и хороший человек! – думает Равиль и спрашивает, куда ехать. Ласково улыбаясь, вежливый человек показывает, куда ехать и объясняет, что надо забрать жену с детьми. Они подъезжают к дому вежливого человека и оттуда начинают выходить жена и дети. Вереницей, один за другим. Жена, трое детей почти совершеннолетнего возраста, и трое поменьше. Равиль наивно полагает, что они просто так провожают всей компанией тех, кто поедет на машине (ну, ритуал такой), но выясняется, что едут все. Итого – 8 пассажиров. Но и здесь есть свои нюансы. На переднее сиденье в любом случае сядет один и это будет вежливый глава семьи, который, уже ясно, никому его не уступит – ведь он же глава. Значит, остаются 3 места сзади, на которые надо уместить 7 человек. Из них 4 человека – фактически взрослые и только три маленьких ребенка. Т.е. машина будет набита битком. Кстати, все семейство весьма крупное, жена в теле, дети тоже пухленькие. Равиль вежливо объясняет – понимаете, так нельзя. Если меня остановят (а меня обязательно остановят, увидев такой непорядок), оштрафуют. И вас оштрафуют. Понимаете? Да и места нет, уважаемый. Просто нет, понимаете? Не резиновая у меня машина, брат, как же тебе растолковать? Но его усилия тщетны. Пока вежливый пассажир объясняет Равилю, что все в порядке, члены его семьи упихиваются в машину, так как глава семейства сказал им заветное слово «Садитесь». Они кое-как влезают всемером на заднее сиденье и ждут, пока их повезут. Некоторые высовывают головы в окна, так как в салон они уже не влезают. Поскольку и Равиль вежливый человек, и пассажир вежливый, они пятнадцать минут уговаривают друг друга, один – что ехать нельзя, другой – что ехать можно и нужно. Пассажир вежливо просит позвонить диспетчеру, диспетчер вежливо объясняет, что так нельзя, пассажир вежливо просит довезти и так проходит еще минут десять. В итоге, потеряв полчаса, Равиль все-таки убеждает освободить машину и уезжает под недовольное покачивание головой главы семейства. Слава Аллаху, он и после этого остался вежливым. Но недоумение от подобного случая осталось.

Еще один Юра, только уже скорее Юрий – 32 года. В Такси год. Рассказывая, просто скрежетал зубами.

Вызов. Юрий подъезжает, к машине идет женщина с маленькой девочкой. Девочке лет пять на вид, вроде спокойная, идет за мамой, не дергается.

Женщина сажает девочку в машину, отдает деньги и говорит:

— Вот, довезете ее туда-то, там ее моя подруга заберет.

Юрий в легком шоке отвечает:

— Нет, погодите, как я вашего ребенка повезу без взрослых? А вдруг случится что? А вдруг ваша подруга не придет?

— Ой, ну что ты усложняешь, я с подругой договорилась, только что звонила, она будет ровно в два часа на месте, вот, на всякий случай, еще 50 рублей за простой, ну подождешь пять минут если что, давай уже, поезжай, мне бежать надо, у меня работа! Ну чего встал, просто довезти ее до места, подруга заберет.

Юрий, как человек скромный и с мягким характером, был просто подавлен таким напором. В итоге он согласился отвезти девочку в указанное место. Поехал. Прибыл на место. Девочка никаких неудобств не доставляла, сидела тихо, вроде все в порядке. Но на месте никакой подруги не оказалось. Юрий ждал пять минут. Потом десять. Потом полчаса. Потом час. Звонил диспетчеру, она перезванивала по телефону, откуда был сделан заказ – оказалось, какое-то кафе, кто звонил, никто не знает, во всяком случае, не из сотрудников. Слегка обалдев от происходящего, Юрий отвез девочку в офис такси, где ее напоили чаем, накормили и стали ждать – а когда же объявится мать? Ну, вдруг с подругой что-то случилось, мало ли что за несчастье? — решила диспетчер, у которой тоже было двое детей, — Зачем сразу в полицию звонить, они, небось, несчастной матери еще и навесят какое-нибудь дело, поставят на учет, пострадает баба ни за что… Сама девочка молчит как партизан, не называет ни имени, ни мамы, и вообще не издает никаких звуков, но кушает охотно и ведет себя послушно.

Время шло, никто в такси насчет девочки не звонил. Девочку еще раз покормили, уложили спать там же, в комнатке на диванчике. На следующий день (!!!) после обеда (!!!) в дверях диспетчерской эффектно появляется мама девочки в сопровождении полиции. Оказывается, она только что успела написать заявление, что у нее похитил дочь таксист из вот этой самой сволочной и поганой службы такси! Увез и с концами! Подруга ждала в условленном месте, а он не приехал!

В процессе бурного обсуждения с участием подруги (по телефону) выясняется, что подруга вчера была пьяна и перепутала дни – решила, что девочку ей отправят завтра. Кое-как проспавшись, к обеду она вспомнила, что должна забрать ребенка и метнулась в условленное место, где никакого таксиста с ребенком, само собой, не оказалось. Ближе к трем ей позвонила мамашка девочки, которая дрыхла после ночной смены на работе и была уверена, что доча у подружайки. Услышав, что дочи нету, мамашка помчалась в полицию и накатала заявление, а потом, прихватив с собой сотрудников полиции, кинулась в такси, обличать негодяев. Правда, после выяснения обстоятельств дело завели на нее, но сильно ли это поможет – трудно сказать.

И последний случай – Николай (отчество не помню). Лет ему примерно 40, довольно жесткий мужик, в такси с перерывами лет пять уже.

Ему приходит заказ, Николай едет по адресу. Выходит дама с ребенком. Морщится на простенькую «Daewoo».

— А получше машины не было?

— Ну, там у нас есть эконом класс, а есть как бы люкс, он чуть подороже, если бы заказали люкс-класса, приехала бы машина лучше.

— Ладно, где у вас детское сиденья для ребенка?

— У нас нет, — в некоторое недоумении отвечает Николай, — То есть в офисе есть, если клиент говорит, что нужно, мы берем с собой, но каждый таксист с собой его не возит. Оно и недешево стоит, я же не могу за свой счет купить. А вдруг вы с тремя детьми выйдете, я, получается, должен три детских кресла на всякий случай возить?

— У вас должно быть кресло! – истерит дама, брызгая слюной.

— Нет, не должно! – накаляется Николай, — Если бы сказали, что с ребенком и попросили кресло, без проблем – перед офисом стоят машины, послали бы любую с креслом, зачем все усложнять? Вы же знаете, у нас в такси не возят детские кресла, и не обязаны это делать! Если хотите возить своего ребенка в детском кресле, купите себе переноску, она прекрасно фиксируется в любой машине, но это ваше личное дело и ребенок ваш, а не мой. Я-то почему ему должен покупать кресло?

— У вас должно быть детское кресло!

— Да? А что у меня еще должно быть? – взорвался Николай, -Может, инвалидная коляска, вдруг вам дедушку неходячего надо перевезти? Каталка, может, еще в багажнике должна лежать на всякий случай? Переноска для кота? Клетка для собаки? Аквариум, епт, для ваших рыбок, которых вы на другую квартиру перетаскиваете? Мешки для строительного му#ора? Шкаф для платьев, чтобы не помялись? Или что еще?

В итоге, разругавшись в дамой, Николай в сердцах рванул оттуда, а дама нажаловалась в службу такси. Николая, конечно, отчитали, но признали, что по факту он прав – не должно быть в такси никаких детских кресел и прочего, поскольку предусмотреть все невозможно, а возить с собой полтонны хлама просто на всякий случай никто не может заставить.

Подводя итог всему вышесказанному (а это далеко не все случаи, их можно долго перечислять), можно сказать одно: конечно, таксисты не против детей. Они против взрослых, которые должны за этих детей отвечать, но почему-то не отвечают. Которые должны их воспитывать, но почему-то не воспитывают. Которые должны любить, но почему-то не любят. А дети… дети что? Не в них дело!

Смотрите также

Запела и родила: грузинка отвлекается от схваток, исполняя «O sole mio» (2 фото)

Чтобы облегчить родовые муки, женщины идут на все, что угодно. Хорошо, если рядом оказывается близкий …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *